Роман Кордонский

Без камеры мне скучно!

— Ты позиционируешь себя как фотограф-универсал, который снимает и портреты, и природу, и репортажи. Но людей на твоих снимках все же больше — значит, излюбленные направления все-таки есть?

— Просто сейчас чаще попадают в объектив люди. Потом может показаться, что увлекся пейзажной съемкой. Для меня как фотографа все «съедобно». Съемки определяют ритм жизни, встречи, круг общения. На тусовках без камеры уже скучно — что там делать, если не снимать? (смеётся) Вообще довольно увлекательно репортажить в бизнес-обществе, выхватывать яркие моменты из его жизни. Нравится видеть, как раскрываются характеры, индивидуальности — в работе. Нравится видеть и запечатлевать достижения, победы, труд и отдых людей, каждый из которых не только неповторим, но и прошел свой непростой путь к успеху, наблюдать «игры умов», интеллектуальные состязания.

— Ты закончил Университет путей сообщения. Как тебя занесло в фотографию?

— В Тынде выбирать особо не приходилось. Железная дорога, с ее стабильностью и карьерным ростом, многим представлялась пределом мечтаний. Окончил техникум, поступил в институт, на третий курс приехал в Хабаровск. Однажды в политене случайно зашел на кафедру архитектуры и дизайна — и тут почувствовал, где действительно должен быть.

Учебу все-таки закончил, за полгода на железной дороге стал бригадиром. Заявлением об уходе, мягко говоря, удивил всех вокруг. Да и сам тогда не очень понимал свой «шаг в пустоту». Просто знал — надо. Потом были компьютерные курсы. Пока другие осваивали компьютерные игрушки, «зависал» в Photoshop и Corel Draw. Полученные знания пригодились не сразу — графического дизайнера (им поначалу хотел стать) без опыта работы брать нигде не хотели. Занялся перегоном машин. Два года катался по России: Якутия, Новосибирск, Барнаул, Омск, Тюмень, Сургут... Выгоды большой не получал, зато попутешествовал. Впечатления от увиденного хотелось сохранить. Вот и купил сначала телефон с камерой. Потом цифровую «мыльницу». А потом уже и «зеркалку». Сейчас без фотоаппарата себя не мыслю. Хоть и не сказать, что тянуло к камере с детства. Вот живописью интересовался, при любой возможности рассматривал сборники репродукций, мечтал научиться писать маслом. Но не представлял, как это можно связать с работой. Жизнь все связала.

— С тех пор больше не тянет в дорогу?

— Думаю, что мои самые большие, интересные и значительные путешествия еще впереди. И безусловно, они будут связаны с фотографией. Может, поэтому в своей профессии больше всего ценю независимость и мобильность. Осознанно не берусь за некоторые долговременные проекты, над которыми не смог бы работать удаленно, не открываю свою студию, чтоб не быть связанным. В идеале моя работа — расчеты через карточку, фотографии через интернет, а я нахожусь там, где в данный момент больше всего могу «взять» фотокамерой и отдать снимками. Может быть, на европейской неделе высокой моды — а может, в горах Тибета или на пляжах Таиланда. Пока не знаю, где хотел бы обосноваться надолго. Думаю, если проехаться по всему миру, сердце подскажет. Возможно, таким местом могла бы стать Тоскана, Южная Италия.

Это — в планах. Ну а пока и в Хабаровске и его окрестностях нахожу немало пищи для впечатлений и материала для работы. Летом было сотрудничество с воздухоплавателями. Полеты на воздушных шарах, много времени на природе, рассветы, закаты. Когда потом, глядя на мой загар, знакомые спрашивали, где я так отдыхал, я понимал, что провел время интереснее и насыщеннее многих, кто разъезжал по заграничным курортам.

— И все-таки, несмотря на тягу к перемене мест, свою фотошколу ты открыл?

— У меня уже, наверное, настал момент, когда появляется потребность делиться. фотография стала стилем жизни, философией, мне есть что рассказать. Я знаю, что чувствует человек, в котором загорелся огонь творчества. Знаю, чем и как этот огонь «подкормить», как защитить. Знаю, как превратить фотографию в способ восприятия, осмысления мира, взаимодействия с миром. Это отнюдь не только технические моменты, тут много личного. Я прошел через творческие кризисы и понимаю, что они — всего лишь этапы. Когда ты готов бросить камеру и больше за нее не браться — это переход на следующую ступень. Многие в этот момент перегорают, не делают решительный шаг. Своим опытом я помогаю людям пережить и этот переломный момент, перейти на более высокий уровень. Конечно, сказанное можно отнести не только к фотографии. Подобные этапы есть в любом деле, которым человек увлечен, и в котором стремится реализоваться, стать мастером.

— У тебя очень много фотографий детей, ты принимал участие в благотворительном проекте «Звуки детства». Расскажи, что это была за акция?

— Этот проект организовывал в прошлом году московский Центр инновационного образования. Я участвовал в нем в качестве фотографа, снимал слабослышащих и слабовидящих детишек. Целью фотовыставки было показать совершенно незнакомый многим людям мир. На протяжении двух месяцев ездил в детские дома и фотографировал. Работа шла в достаточно жестком ритме, в том числе временном. Но само посещение детских домов было отдушиной. Я смотрел в глаза ребят, полные невероятной смеси надежды и отчаяния. Какие бы ни были у меня проблемы, какой бы плотной ни была загруженность — оттуда я уезжал с совершенно особым ощущением умиротворения. Я задавал себе вопрос: а кто действительно ущербный, эти дети? Или этот мир? Ребята были очень талантливые. Кто-то пел, кто-то танцевал. Доброжелательные, воспитанные, с удовольствием принимали гостей, общались. По сравнению с детьми из обычных школ, у этих ребят с нарушениями слуха и зрения очень развита взаимовыручка. Они помогают тем, кто совсем не может разговаривать или плохо видит, ухаживают друг за другом. Этот проект, как мне кажется, просто не мог не получиться, в нем невозможно было промахнуться, не справиться. Дети настолько искренние, настоящие! Работать было одно удовольствие. И все же я был рад, что мое лицо закрывала камера, потому что порой с трудом справлялся с эмоциями.

— Во время съемки ты часто фотографируешь журналиста, который берет интервью, детали обстановки — одним словом, то, что не имеет прямого отношения к цели фотосессии. Зачем?

— Я снимаю всё, потому что для меня это просто кайф! Но здесь и расчет. Бывает, при интенсивной работе на очередной съемке просто не видишь кадр. Чтобы хоть с чего-то начать, «щелкаешь» вроде бы не относящееся прямо к работе. Потом втягиваешься в процесс и уже получаешь нужные снимки, свой стиль. Бывает, чувствуешь какой-то дискомфорт, когда не по себе, просто не в духе. Если на этот день назначена съемка, я не пытаюсь ее перенести. В ней черпаю для себя заряд. Какое бы ни было состояние до съемки, после нее я всегда бодр и полон сил.

— То есть ты не работе отдаешь энергию, а, наоборот, берешь из нее?

— Конечно, получаешь энергию от общения с людьми, от того, что у тебя получаются хорошие фотографии. Но и уходит на это много сил. Просто когда человек увлечен своим делом, он на многое не обращает внимания. Состояние, самочувствие, личные переживания перестают иметь значение, важен результат работы. Замечал: могу целый день снимать, к примеру, свадьбу, в разгар лета, в жару, иногда по 12 часов прыгать, приседать, искать ракурс — и только на следующий день почувствовать, как болят ноги. На свадьбах жених с невестой меня редко спрашивают: «А что еще поснимаем?». Они обычно говорят — ну может, уже хватит?

— Сейчас стала доступнее фототехника достаточно высокого класса, и все внезапно стали фотографами. По-твоему, это хорошо или плохо?

— Я вообще убежденный оптимист, во всем стараюсь видеть хорошие стороны. Конечно, хорошо, что у людей есть возможность запечатлевать ценные моменты, что для этого есть качественная аппаратура. Талант есть в каждом. Другое дело, чтобы его раскрыть, необходима кропотливая работа. Купил человек «зеркалку» — это уже о чем-то говорит. Но если она у него так и лежит — значит, он уже сам понял, какой из него фотограф.

Некоторые, бывает, делают непонятно какие кадры и говорят: «Я так вижу». Это как минимум непрофессионально. Есть визуальный язык, который нужно знать, чтобы выразить свою индивидуальность и быть понятым. Есть давно открытые правила. Почему бы не просветиться, не почитать книги по фотографии? Если результат работы — картинка, то она должна говорить сама за себя. Никакие слова, объяснения и оправдания этого не заменят и не изменят. Клиент, заказчик, как бы ни был далек от фотографии, все всегда видит и чувствует. Это я могу сказать с полной уверенностью по опыту работы со всеми своими клиентами. Из этого и рождается доверие и теплое отношение клиентов к фотографу, долговременное сотрудничество. Да и к любому грамотному специалисту, работающему на совесть в любой сфере, это применимо.

— Хорошо, оставим в стороне профессиональную съемку. Но ведь снимают все и на всё! Во время каких-то событий, церемоний, концертов люди не смотрят, не слушают, не вникают — они снимают. Во время наводнения этим летом в Хабаровске гуляла злая шутка: давайте вместо мешков строить дамбы из фотографов. При виде аварий, стихийных бедствий в людях почему-то выключается человек и включается запечатлеватель-увековечиватель, который снимает и пишет видео...

— Для военных репортеров даже тест проводят: что ты будешь делать, когда идет расстрел — снимать, или попытаешься помочь? И если ты профессионал, для тебя важнее сделать репортаж. Люди, которые в первую очередь хватаются за камеру, чувствуют себя очевидцами значительных событий, ими движет желание запечатлеть то, что войдет в историю. Но, наверное, если бы я оказался свидетелем каких-то трагических событий, я бы не снимал, бросил камеру и попытался помочь. Толку с этих снимков? Да, я впишу строку в историю — но в нашей истории трагических строк и так больше, чем необходимо.

— У тебя есть снимок, где пожилой человек держит на руках младенца, и оба зевают. Как ты поймал этот момент?

— Это мой старший сын, Димка, на руках у моего отца. У отца был юбилей, 60 лет, и внука он в этот день первый раз увидел. Я снимал на новую зеркальную камеру, которую очень торопился купить перед поездкой на Байкал (первой поездкой, где уже «осознанно» фотографировал). Кадр очень значимый для меня. Сам, когда его увидел, поразился, насколько удачно пойман Его Величество Момент. Выложил эту фотографию одной из первых на свой фотосайт, и ее у меня купили для всероссийского фотопроекта «Цени достигнутое».

В начале моего увлечения фотографией меня особо не поддерживали ни близкие, ни родственники. Никто не понимал, зачем я, с дипломом в кармане, занимаюсь какой-то, на их взгляд, ерундой. Первое наглядное признание стало для меня своего рода знаком: нужно продолжать. Несмотря на трудности, сомнения, препятствия, любые преграды. Думаю, каждому на его пути в какой-то момент был нужен подобный знак. Я хочу пожелать всем, кто ищет свою дорогу в жизни, обязательно ее найти. Пусть на пути будет столько знаков, столько помощи и поддержки, сколько необходимо. Ну и конечно — не расслабляться. Главное — это все-таки собственные усилия, устремления. Удач, успехов и множества счастливых моментов всем нам!

© 2000-2017. Поддержка сайта: +7 495 7950139 добавочный 133270.
Заимствование текстов разрешено при условии цитирования.