Марат Башаров

Марат Башаров: Чудо - сама жизнь

ДОСЬЕ

Марат Алимжанович Башаров родился в Москве 22 августа 1974 года

(по одному гороскопу - Лев, по другому - Тигр).

После школы поступил на юридический факультет МГУ. Случайная роль в спектакле «Кентервильское привидение» театра «Современник» полностью изменила его жизненные ориентиры. Он оставил МГУ и поступил в театральное училище им. Щепкина.

Сегодня он - один из самых известных и востребованных актеров. Лауреат Государственной премии России (2001), Заслуженный артист Республики Татарстан (2012). С 2009 года - с 8 сезона - ведет передачу «Битва экстрасенсов».

Увлекается спортом: играет в футбол, теннис, хоккей. Любит пиво, кефир, пельмени. Предпочитает спортивный стиль в одежде. Не чувствует зависимости от денег. Не терпит одиночества. Себя считает человеком мирным и неагрессивным.

В сентябре 2004 года Марат стал папой. Дочку зовут Амели.

Популярный актер театра и кино, телеведущии, он уже несколько лет ведет и «Битву экстрасенсе" на ТНТ. Присутствует ли магия в его собственной жизни какой опыт дает общение с участниками легендарного телепроекта - узнайте из беседы.

Марат, скажи честно: ты веришь в чудеса?

- Верю.

Просто веришь или что-то такое случалось в твоей жизни?

- Просто верю. Хотя и случалось, конечно. Вот рождение детей - это чудо. Когда я первый раз увидел свою дочку в роддоме, было совершенно невероятное ощущение. Я смотрел на нее и понимал, что это чудо. Ну как же? Это ведь - мое, часть меня, крошечное создание, которое будет расти, потом начнет бегать, говорить... И в появлении этого нового человечка, в его сотворении я принимал участие. Сейчас она уже давно благополучно и бегает, и говорит, и по-прежнему остается для меня настоящим чудом.

- Значит, чудеса для тебя не что-то потустороннее и паранормальное, а то, что происходит в жизни, сама жизнь?

- Ну да, наверно. Вот ты играешь в спектакле: в зале гасится свет, ты выходишь на сцену, и начинается чудо. В это время ощущаешь себя волшебником. Ты должен взять, завоевать зал, подключить его к иному измерению, которым является спектакль. Ведь зрители приходят каждый со своими проблемами и заботами - кто-то устал, кто-то чем-то раздражен, кто-то еще продолжает думать о работе. И твоя задача - заворожить их, заставить на время спектакля отключиться от всего этого, чтобы они оказались в другом мире - в 18-м, в 16-м веке, почувствовали чужую реальность, страсть, боль.

Порой это не сразу удается, но я знаю, что сумею и на время театрального действа они забудут обо всем, будут дышать, переживать и радоваться в унисон со мной, с тем, что происходит на сцене. Разве это не чудо?

- Это и есть магия искусства - театра, кино? Какие механизмы ты используешь, какая у тебя волшебная палочка?

- К сожалению, я не могу сказать о таком чуде в кино. Потому что там после того, что делаю я, материал проходит через столько рук - все перемешивается, отсекается, монтируется... К моему чуду каждый участник процесса старается добавить свое, и в результате получается уже не чудо, а чудно, с ударением на последнем слоге. Но в театре ты выходишь к зрителю сам, без ретуши и прикрытия, ты «гол» и только собственным голосом, лицом, душой, словами совершаешь чудо, творишь иную реальность. И дело не в том, чтобы заставить кого-то поверить, принять участие, - я ничего и никого не заставляю. Просто рассказываю историю... Волшебная палочка? Ну не знаю... Тут много всего намешано, в конце концов, магия есть магия.

- Всегда удается захватить зрителя, со всеми возникает контакт?

- Актеры, говорят, настолько суеверны, что избегают определенных ролей, сцен, в гроб ложиться не хотят. Вот какую роль ты бы ни за что не хотел играть?



- В гроб, конечно, неприятно ложиться, но если нужно - лягу. От интересной, значительной роли я вряд ли откажусь из-за ее дурной славы, предрассудков. Вообще в нашей профессии, конечно, много есть сверхъестественного. Одно слово - лицедейство. Поэтому в свое время нас за городской чертой хоронили.

- Нет, конечно. Всегда бывает кто-то, до кого не достучишься, обычно таких зрителей в зале процентов десять. Но это не имеет значения, они не влияют на общую атмосферу... Не хотят - и не надо.



- Кого проще «захватить» - мужчин, женщин, детей?

-Только не детей. Наиболее восприимчивы женщины. А дети -они невероятно требовательны, очень разборчивы, если так можно сказать, им необходима 100-процентная искренность, отдача, правда. Для них нужно не просто выкладываться, а полностью преображаться, прежде всего изнутри. Если у нас есть какие-то профессиональные приемы, дети на них никогда не покупаются. Они не готовы принимать что-то условно. И в кадре, между прочим, переиграть ребенка невозможно, как и животное. Рядом с ними вообще не стоит играть, все равно внимание зрителей будет приковано только к ним.

- Ты, мне кажется, скептик по жизни. Наверно, ты не веришь ни в какие суеверия, приметы?

- Вот и ошибаешься. Еще как верю - и в приметы, и в суеверия. Все это есть. Элементарно: если на съемках падает сценарий, я всегда на него сажусь, с ходу. А сценарий, поверь мне, всегда выпрыгивает из рук, до смешного доходит: вот ты только что аккуратно положил его на стол, но каким-то непостижимым образом он через минуту оказывается на полу. И - это рефлекс - в ту же секунду я уже на нем сижу. Так надо.

- Если бы тебе предложили одну сверхспособность: ясновидение, целительство, умение читать мысли, летать - любую, ты бы что выбрал?

- Наверно, я хотел бы исцелять и самоврачеваться. Был бы целителем, точно.

- Хочешь помогать людям? А почему тогда не пошел в медицинский институт?

- На врача нужно много-много учиться, знать химию, физику. Но у меня другие способности. Хотя, думаю, что своим актерским мастерством я тоже что-то лечу, исцеляю. Врач исцеляет тело, а актер - душу. Хотя бывает и наоборот: врачи своим лечением губят тело, а актеры несут разрушительные идеи и образы, доводят до крайности какие-то душевные переживания, страхи.

Мысли на самом деле материальны - все, во что мы верим, становится реальностью. Ну или почти все

- А если бы тебе предложили сыграть роль волшебника, ты бы чей образ заимствовал?

- Копперфильда. Или Старика Хоттабыча - очень веселый такой, добрый старикашка.

- Твоя дочка чем будет заниматься, когда вырастет, как ты думаешь?

- Понятия не имею. Ей только девять лет. Но актрисой она быть не хочет, это точно. Она много раз приезжала ко мне на съемочную площадку, но ей это не нравится. Я спрашивал.

- А по телевизору она смотрит тебя на «Битве экстрасенсов»?

- Смотрит иногда. Но особо этим не интересуется.



- Знаешь, это очень напрягает, когда тебя начинают пугать, запугивать... Я не боюсь. Как только мы начнем их бояться, они станут сильнее. Конечно, настоящие экстрасенсы могут сделать что-то такое, но лишь в том случае, если ты слаб. Если сам пустишь их в свою голову и душу. Мысли-то действительно материальны, все то, во что мы верим, становится реальностью. Ну или почти все.

- Бывает, что к тебе подходят на улице и говорят: «Марат, вы ведете «Битву экстрасенсов», дайте совет, помогите». Как ты поступаешь в таких случаях?

- Конечно бывает. Сначала я узнаю, в чем проблема у человека, и если мне это кажется оправданным, стараюсь свести его с определенным экстрасенсом.

- Ее не пугает то, что ты все время среди колдунов, ясновидящих? Моя мама как-то поприсутствовала на съемках программы, теперь боится за нас, не хочет, чтобы мы участвовали в этом. У тебя нет таких проблем?

- Нет. Наверно, никто ее так сильно не впечатлил.

- Ты уже несколько лет ведешь «Битву», были какие-то моменты, когда тебя что-то напугало, поразило?

- По-твоему, с каждым годом растет число людей, которые верят в экстрасенсов?

- Растет, притом стремительно.

- Почему?

- Оглянись и все поймешь. У людей не остается веры в себя, они не верят во власть, в будущее. Они все больше ощущают свое бессилие в жизни. Остается только верить в чудо. Все от безысходности. Ведь к экстрасенсам приходят в последнюю очередь, когда все другие средства изменить к лучшему что-то - судьбу, здоровье, материальное положение - уже испробованы. Когда другого выхода нет, тогда идут за чудом.

- Но не все ведь. Я уверен, мы с тобой не такие. Почему?

- Почему мы не такие? Возможно, Бог нас до сих пор миловал, мы не оказывались в ситуации, когда ни врачи не могут помочь, ни друзья. Только поэтому. Но вот когда моя мама лежала уже в коме и врач сказал, что болезнь продолжает прогрессировать и медицина бессильна, тогда моя тетя вспомнила, что есть в одной деревне мулла, о котором рассказывают удивительные вещи. Она предложила позвать его, и я сразу согласился. Мы его пригласили, он читал молитвы... Никаких шарлатанов мы, конечно, не звали. А вообще разные бывают обстоятельства. Когда ко мне обращаются и говорят, что с бизнесом проблемы, я отвечаю: больше работать надо или думать, - но если речь идет о болезни или, бывает, кто-то из близких пропал без вести... Тут, я считаю, нужно дать возможность человеку использовать все средства, которые, как ему кажется, могут помочь. Таких я сводил с нашими экстрасенсами. Кстати, если кому-то они говорили, что пропавшего человека больше нет среди живых, это действительно вскоре находило подтверждение.

- Ты считаешь, это дар, экстрасенсам повезло, что они обладают паранормальными способностями?

- Да нет. Мне кажется, трудно это.

- Но многие становятся очень богатыми людьми.

- В материальном отношении. Это только деньги. Хотя кому-то сверхспособности, наверное, помогли раскрыть себя, узнать что-то новое, найти свое место в жизни... Не знаю.

- А ты веришь, что экстрасенсы бывают белые, черные?..

- Есть злые люди, и есть добрые. Здесь то же самое. Все они люди. Просто люди, обладающие повышенной чувствительностью.

- Вот ты говорил о маме, а помнишь, была цыганка на «Битве», которая утверждала, что это сделала она. И потом ты еще ногу сломал, тоже кто-то говорил, что это его работа за какие-то твои грехи... Не обидно?

- Да нет, конечно, сейчас каждый может приписывать себе данные «заслуги», но я-то знаю, кто на самом деле виноват. В случае с ногой, хочу сказать, это целиком моя заслуга. Между прочим, тот перелом мне даже во многом помог - на работе, в личном плане, ну, это имело смысл. Вообще, когда я пришел на «Битву», встреча с экстрасенсами меня не пугала. И сейчас я отношусь к этому просто как к работе.

- В ходе проекта тебе удавалось разоблачить кого-то из участников, развенчать, пусть для самого себя, мнимые способности?

- Конечно. На самом деле сразу видно, кто есть кто.

- Что должно произойти, чтобы ты поверил: вот это настоящий экстрасенс, маг и волшебник?

- Знаешь, в ходе тех испытаний, которые я провожу на выгоне, сам придумываю в последнюю минуту, так, что никто на площадке толком не знает, что будет происходить, меня никто из экстрасенсов особо не удивлял. Было - близко, тепло, но ни разу так, чтобы - вот, в точку!

- Тебе обретенный опыт помогает в жизни разоблачать ложь, обман, фальсификации? Это полезный опыт?

- Не могу сказать. К сожалению, люди в нашей стране становятся все злее и злее и все более изощренными в том плане, о котором ты говоришь.

- Говорят, мы в каком-то смысле открыли ящик Пандоры. В ходе «Битвы» много экстрасенсов обретают известность, репутацию - благодаря нам, а потом просто зарабатывают на горе людей, ведут себя непорядочно. Что скажешь по этому поводу?

- Задача нашей программы - таких людей разоблачать. Я это так понимаю. И мы не устаем повторять, что не надо доверяться мошенникам, что даже одаренные экстрасенсы не застрахованы от ошибок и не могут гарантировать чудесные результаты в любом деле и всегда. Но если кто-то хочет верить, быть обманутым, то ничего не поделаешь. Не думаю, что в этом есть наша вина.

К сожалению, люди в нашей стране становятся все злее и более изощренными в плане обмана.

© 2000-2017. Поддержка сайта: +7 495 7950139 добавочный 133270.
Заимствование текстов разрешено при условии цитирования.