Джулианна Мур во всем мире

Почти три десятка лет ДЖУЛИАННА МУР создает поразительно сложных персонажей, которые сделали ее огненный образ частью привычной действительности для киноманов всего мира. Но Мур не перестает удивлять: чего стоит недавняя работа в блистательной комедии «Страсти Дон Жуана» или триллер «Телекинез» — провокационная интерпретация культового романа Стивена Кинга (в кино с 14 ноября). Мы отправились в гости к Джулиане, чтобы поболтать о славе, семье и любимых нарядах, и убедились — в жизни она не менее пленительная, чем на экране.

«Я чувствую, что сейчас моя жизнь находится в самом зените: у меня есть прекрасные отношения, которым 17 лет, дети, за которыми уже не надо ходить о пятам, дом, в котором нам нравится жить, и работа, которую мне нравится делать».

Во время интервью с Джулианой Мур говорю в основном я. Поверьте, будь вы на моем месте, с вами произошло бы то же самое. В назначенный день вы бы явились на встречу с ней, вооружившись вопросами до зубов. На каждый из них вы ожидаете услышать продуманный до буковки ответ — ведь именно так общаются с журналистами актрисы ее ранга... Вместо этого вы проводите два-три часа в гостеприимном доме в Гринвич-Виллидж, с радостью покорившись ее теплой манере общения и комфортной близости, возникшей во время разговора. Заготовленные вопросы? Вы и думать о них забыли. Просто проводите день с человеком, которого, кажется, знаете всю жизнь — будто она свидетель ваших побед и поражений, всегда готовый выслушать все, что накипело на душе, без придирок и осуждения. А потом вы приходите домой, включаете кассету с так называемым интервью и с легким ужасом обнаруживаете, что там в основном ваши собственные излияния.



Страшная правда о Джулиане Мур заключается в том, что перед ней невозможно устоять. Она и забавная, и остроумная, и обаятельная. Хотя у нее широчайший актерский диапазон, прославилась Мур прежде всего образами хрупких, изломанных жизнью женщин: раздавленная депрессией, безмолвно страдающая домохозяйка в «Часах» (роль, принесшая Мур номинацию на «Оскар»), трофейная жена на грани нервного срыва в «Магнолии»... Поэтому так удивительно видеть ее настоящую — физически сильную, смешливую, непринужденную. Ее персонажи измучены и побеждены жизнью. Сама она, напротив, благоразумна и основательна. Ей нравится составлять списки, действовать по заранее продуманному плану, а талант рассчитывать время — предмет ее особой гордости.

Даже если ее героиня одержима страстями и страданиями, Мур излучает с экрана великолепие и фацию античного божества. А сидя напротив вас, она кажется гораздо более земной, бойкой — прямо-таки девчонка-сорванец! Сегодня на ней белая футболка J. Crew и любимые темные джинсы-скинни J Brand — весь день ни обуви, ни макияжа, ни украшений (только тонкое золотое ожерелье Теп Thousand Things). В повседневной жизни она вообще не привыкла наряжаться. Но каждый раз, когда друзья отпускают шуточки насчет ее любви к одежде для занятий йогой, честно клянется уделять гардеробу больше времени. Не то чтобы Мур не ценила, насколько потрясающе она выглядит во время съемок для журналов или на красной ковровой дорожке. Просто для нее это прежде всего работа команды талантливых людей, создающих художественный образ. Себе же в таком творческом процессе она отводит роль чистого холста. Как и в актерском деле, от нее требуется перевоплощение — и результат бывает поразительным. Недавно, увидев Джулиану на рекламном плакате, ее 11-летняя дочка Лив воскликнула: «Мам, ты же выглядишь совсем не так!» «Я объяснила ей, что картинка получилась такой необычной, потому что над ней потрудилось очень много людей», — смеется Мур. Правда, за возможность «обалденно выглядеть» на фотографии или красной дорожке приходится платить тем, что актриса ценит дороже всего: «Подготовка к съемкам или выходу в свет отнимает слишком много времени. Удручающе много».

Сейчас Мур 52, но выглядит она намного моложе. Не в последнюю очередь — из-за молочно-белой кожи и огненной шевелюры. Рыжие волосы стали настолько важной частью ее личности, что она написала детскую книгу «Конопатая Земляничка» («Freckleface Strawberry") о бедах и злоключениях, которые подстерегают на пути к взрослению, если ты не такой, как все. Правда, сейчас Джулианна временно перекрасилась в блондинку, чтобы вместе с Робертом Паттинсоном сняться в новом фильме Дэвида Кроненберга «Звездная карта ». Без яркой оправы рыжих волос ее лицо выглядит, почти детским. Вечером она планирует вылететь на съемки в Торонто, хотя все рейсы из Нью-Йорка отменили из-за проливного дождя. Весь день ее телефон разрывается от звонков—время вылета самолета постоянно переносится. Ее типичную героиню, ранимую и тревожную, подобные обстоятельства наверняка вывели бы из строя. Для самой Мур это лишь мелкие неудобства, незначительные поправки в ежедневном потоке событий.

Главное, что вы ощущаете рядом с Джулианной Мур, — ее спокойную удовлетворенность. Семья — дочка Лив, 15-летний сын Калеб (для родных — Кэл) и муж, известный режиссер Барт Фрейндлих — большую часть времени проводит в нью-йоркском доме и в коттедже в Монтоке, штат Нью-Йорк. Частенько там бывают и друзья — актеры, любители йоги, соседи, писатели и художники. Джулианна абсолютно довольна своей работой, так что мой традидионный вопрос — жалеет ли она о каких-то несыгранных ролях, — заставляет ее крепко задуматься (после внушительной паузы она объясняет, что если персонаж уже сыгран другой актрисой, она не может представить себя на ее месте). Мур решительно отвергает расхожее мнение о том, что после пятидесяти актрисе трудно получить стоящую роль. «Мне с ролями пока везет, жаловаться не на что. Вообще мне кажется, что чем больше мы говорим об этой проблеме, тем реальнее она становится. Терпеть не могу эти разговоры. Давайте ценить себя такими, какие мы есть. И не мечтать променять нашу жизнь на какую-нибудь другую». Вместо того чтобы сетовать на то, что молодость с ее способностью притягивать внимание камеры неизбежно проходит, Джулианна продолжает гипнотизировать нас другими, более редкими качествами.

После нескольких мыльных опер и «Дневной премии «Эмми» (за две роли единокровных сестер в сериале «Как вращается мир») Мур впервые появилась на большом экране в 1990 году и практически сразу покорила зрителей и критиков редким талантом — выражать тончайшие эмоции едва уловимыми жестами и мимикой (не только в драмах, но и в комедиях). Ее игра, точная и продуманная до мелочей, всегда выглядит живой и спонташюй. Послужной список актрисы может вызвать приступ зависти у кого угодно: четыре номинации на «Оскар» и множество главных ролей (и каких! — «Короткие истории», «Ночи в стиле буги», «Дитя человеческое», «Детки в порядке» и нашумевший телефильм HBO «Игра изменилась»). Для человека, обладающего столь яркой индивидуальностью и самодостаточностью, Джулианна поразительно легко растворяется в персонаже, незамутняя образ чертами собственного характера. Вы чувствуете одинаковую подлинность и когда она сидит напротив вас, и когда смотрит с экрана. Все дело в том, что она способна не только понимать своих героинь, но и любить их — со всеми их слабостями и пороками.

Сейчас у Джулианны особенно много дел. Осенью выходят две большие премьеры с ее участием. Одна из них — ремейк классического фильма ужасов «Кэрри»: Мур играет психически неуравновешенную мать забитой девочки-подростка, обладающей способностью к телекинезу (в этой роли снялась Хлоя Грейс Морец). Вторая — новая дерзкая комедия «Страсти Дон Жуана» (режиссерский дебют актера Джозефа 1Ьрдона-Левитта), в которой умудренная жизнью героиня Джулианны неожиданно влюбляется в молодого ловеласа с порнозависимостью. Также она дописала новую детскую книгу «Моя мама иностранка, но не для меня» («Му Mom Is a Foreigner, But Not to Ме») — о том, как непросто ребенку свыкнуться с тем, что его мама родом из другой страны. (Мать Мур, умершая четыре года назад, иммигрировала из Шотландии). Посреди всей этой кипучей деятельности она каким-то чудом успевает не спускать глаз с собственных детей. Недавно Мур с мужем лично привезли дочь в детский лагерь в Нью-Хэмпшире. «Странно, но мы там были чуть ли не единственные родители», — замечает актриса и тут же прибавляет, что ее дочь уже сражается за собственную независимость, так что вне домашних стен чувствует себя вполне комфортно. «Она буквально выпроваживала нас из лагеря и постоянно повторяла: «Мам, уезжайте уже. И не плачь. Только не плачь!» — рассказывает Джулианна.



В этот момент открывается входная дверь, и на пороге появляется ее сын Кэл с приятелем. Со слов Мур я уже в курсе, что по соседству идут съемки фильма с Кейт Аптон, и мальчишки отправились на разведку — вдруг удастся увидеть красотку одним глазком? Кэл долговязый и высокий — вылитый Фрейндлих, но с шевелюрой Мур. Выглядит он несколько удрученно. «Ну что?» — спрашивает Джулианна и сочувственно вздыхает, когда Кэл описывает провалившуюся операцию. Когда неудачливые папарацци уходят наверх, Мур вспоминает, в какой растерянности была, узнав, что у нее будет сын. «Я полностью настроилась на дочку. И не очень представляла, что делать, если родится мальчишка». Это был своего рода период внутренних перемен и переосмысления — так ей пришлось побывать героиней своих собственных книг, которые отличают теплая задушевная интонация и таинственные сюжеты. И похоже, она со всем этим справилась.

Телефонная трубка снова трещит, чтобы надиктовать новую порцию информации об отложенном рейсе. Некоторое время спустя Джулианна приглашает меня составить ей компанию за кухонным столом — раз уж с вылетом не ладится, можно под разговор заняться рукоделием. Мур всегда любила создавать вещи своими руками. Например, огромные террариумы в гостиной — ее работа. А недавно Джулианна даже пошла на уроки хэнд-мейда писательницы Сюзан Майнот, где научилась делать из яиц необычные украшения с помощью техники декупажа и вырезок из газет. Пока мы просматриваем прессу в поисках подходящих картинок, актриса с шутливым бахвальством рассказывает, как на Пасху украсила кустик рядом с домом, повесив на него полдюжины подобных творений. Тут же появляется и фотография облагороженного куста. «Но погодите, это еще не все», —¦ добавляет Мур. История приняла трагический оборот, когда ее чихуахуа по кличке Милли, отличающаяся зверским аппетитом, съела все яйца, украшавшие куст, с удовольствием проглотив скорлупу, газетные вырезки и клей. Я позволила себе пару негодующих комментариев в адрес невоспитанного животного, но Джулиана лишь с улыбкой пожала плечами. «Ну разве можно ее винить, — произнесла она торжественным голосом ведущей кулинарного телешоу, окончательно съехавшей с катушек, — ведь яйца — это ж вкуснотища!»

Несмотря на слоняющихся туда-сюда парнишек, прибытие Фрейндлиха, разрьгвающийся телефон и ежеминутно меняющиеся планы на вылет, хаоса в доме не возникает. Красивый загородный дом начала века супруги восстановили и переделали по своему вкусу — получился гибрид модного лофта и традиционной семейной резиденции. Интерьер — полностью заслуга Мур: раритетные находки 50-х годов соседствуют с изумительными рукотворными вещицами, и никакого пикап-блеска — только нейтральные тона. А вот и винтажная итальянская лампа — подарок от мужа на Рождество, заботливо подсказанный женой. Она знает историю каждого предмета в доме и приходит в восторг от разнообразия окружающих ее форм и материалов. На протяжении интервью имена мебельных дизайнеров проскакивают гораздо чаще, чем бренды одежды и украшений. Обустраивать дом — вполне очевидное хобби для того, кто вырос в семье военного и привык безостановочно колесить по странам Европы и обеих Америк, по пути теряя частички домашнего уюта. К счастью, у мамы Джулианны, практикующего психиатра, была дизайнерская жилка, благодаря которой каждое жилье очень быстро становилось родным и приятным для глаз.

Сидя за столом, сделанным из цельного древесного ствола, мы подрезаем краешки газетных картинок и готовимся наклеивать их на полые скорлупки яиц — белок и желток актриса вылила заранее. «Прямо как в одном из тех кулинарных телешоу, где половина продуктов уже приготовлена, — замечает Мур. — Ву-аля! Наши яйца готовы, как по волшебству!» Только тут я вижу, что наклеила кучу мелких случайных картиночек, в то время как у Мур — настоящая галерея женщин в красивых и праздничных позах. Копаясь в газетах, я их даже не заметила.

И тогда я поняла, что это и есть магия Джулианны Мур. В потоке жизненных банальностей она способна отыскать говорящую деталь и живой образ. Именно там, за кухонным столом, я осознала, что одной из лучших в своем деле она стала потому, что в совершенстве овладела мастерством первооткрывателя.

© 2000-2017. Поддержка сайта: +7 495 7950139 добавочный 133270.
Заимствование текстов разрешено при условии цитирования.