Патрон и жизнь Антонины Денисовой

Март у всех нас ассоциируется конечно же с женским праздником. А как иначе? Только вот в жизни наших русских женщин преимущественно будни. В истории страны — то войны, то пятилетки, то «перестройки», то реформы... А уж военному поколению 1940-х. выстоявшему и победившему в Великой Отечественной, выпало бед и горестей с лихвой. Наряду с мужчинами женщины подпирали в лихолетье своими с виду хрупкими плечами всю страну, не давали ей упасть. При этом выполняя свое главное предназначение — рожать, растить детей, продолжать жизнь.

Мы расскажем сегодня об одной из женщин этого поколения. У нее очень интересная судьба. Она даже не думала, что станет конструктором боеприпасов, но стала. У нее признание в оружейном мире. Зовут ее - Антонина Дмитриевна Денисова.

Откровенно говоря, когда по рекомендации нашего оружейного эксперта Дмитрия Ивановича Ширяева ехал к ней в подмосковный Климовск, где она живет, готовился к тому, что речь у нас пойдет прежде всего о разработанном ею патроне. А получилось — в основном о судьбе. Сейчас я убежден, что это и есть главное. В характере созданного ею патрона высочайшей точности и большой пробиваемости — ее характер. И ее жизнь. Характерная для ее поколения жизнь простой русской женщины.

ЧТО «ПРОЗЕВАЛА" КОНСТРУКТОР

Разработка боеприпасов, как и все, связанное с оружием, — казалось бы, чисто «мужская тема». Тем не менее в СССР в послевоенные времена в разработке многих боеприпасов для стрелкового оружия самое непосредственное участие принимали женщины. Не знаю, есть ли в какой-нибудь стране мира аналоги данному факту. «Война виновата, - пояснила Антонина Дмитриевна. - Мужчины были на фронте, а в институтах учились в основном девушки, в том числе и по нашей специальности. Вот и получилось, что в первом потоке профессионалов по конструированию боеприпасов начиная с 1940-х годов было много женщин. Во всяком случае, на нашем факультете учились, за исключением двух покалеченных на фронте ребят, одни девчата».

В своем преклонном возрасте она очень непосредственна в общении, часто шутит, смеется. В 1983 году вышла на пенсию с должности ведущего инженера-конструктора, проработав с небольшими перерывами в нынешнем ЦНИИТОЧМАШ (Центральный научно-исследовательский институт точного машиностроения) практически всю жизнь, начиная с 1948 года, когда это учреждение еще называлось НИИ-44. Два года назад, на восьмидесятилетие Антонины Дмитриевны, коллеги из 23-го отдела устроили ей на дому целый бал, преподнесли прекрасный подарок и приветственный адрес, тронувший ее до глубины души. Со стихами, сочиненными в ее честь, и фотографией ее конструкторской молодости. Есть в нем такие слова: «Вашими информационно-аналитическими отчетами мы пользуемся до сих пор. Спроектированные Вами патроны для строительно-монтажных пистолетов хорошо поработали, а 5.45-мм патрон МПЦ (7Н7) вместе с пистолетом ПСМ еще долго будут стоять на вооружении Российской армии...»

Пот так. Работа была срочной, а о себе как-то и не вспомнила Причем даже не о какой-то дополнительной выгоде, а о том, что положено разработчику по праву—авторском свидетельстве (кстати, оно давало не только моральные, но и материальные блага). Такая она, Антонина Дмитриевна. Скромный человек, воспитанный невзгодами, как и все ее поколение.

СТЕЧЕНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ

«Девочки, война, война»... Есть такая старая «девичья» песня военных времен. В этих простых словах и горечь, и тоска, и крушение надежд, и покорность уже военной судьбе... Той, где человек уже не решает сам, он всего лишь винтик в огромном механизме войны...

Антонина жила в подмосковном городе Подольске. Училась на отлично. Как раз 22 июня 1941-го собирались всем своим выпускным классом ехать на экскурсию в Ясную Поляну Но в этот день началась война, и ехать им пришлось уже в другие места. Их, семнадцатилетних школьников, горком комсомола направил на работы. Мальчиков — рыть окопы под Смоленском. Потом они оттуда еле вырвались под бомбежками. Девочек - в окрестности Орехово-Зуево на торфоразработки. Помогать «торфушкам», то есть сезонным рабочим, женщинам, заготавливающим торф. Подчеркну, именно женщинам. Мужчины были на фронте. Хотя работа была тяжелейшая. Но стране нужно было топливо. «До ноября нас там продержали, — погрустнев, вспоминает Антонина Дмитриевна. - Очень тяжело было... Нарезали торф, таскали его. Полчища комаров и — торфяная пыль. Она разъедает тело. Заражение идет У меня до сих пор на ногах пятна остались, а тогда в больнице лежала. Кормили баландой из пшенки. А в ней какие-то червячки. Нам сказали, это долгоносики, они безвредные! И вот этих безвредных долгоносиков мы и ели! (Она уже давится от смеха.). Холодно очень стало. Спали в летнем клубе, сдвинув топчаны и прижавшись спинами друг к другу накрывшись двумя одеялами и польтами сверху..»

Летом 1942 года она, золотая медалистка, поступила в Московский институт инженеров транспорта. На дорогу из Подольска туда-обратно уходило не менее четырех часов. В 1943-м образовался Московский механический институт, который готовил специалистов по снарядам и авиабомбам. Антонина перевелась в него только из-за того, что оттуда было ближе добираться домой. О том, что станет конструктором боеприпасов к стрелковому оружию, она и тогда еще не подозревала, специфика ее факультета трубок и взрывателей была иной. Да уж, действительно, «причудливо тасуется колола», как говорил Волана из «Мастера и Маргариты», раскладывая карты...

Зимы были лютыми. В аудиториях—чуть ли не минус. В перерывах между лекциями Антонина с подругами бегали согреваться на находящуюся рядом почту — там было теплее... А в общежитии, где они жили, нагревательные приборы были запрещены. Но они имелись, иначе ни согреться, ни поесть приготовить. Бывало, заходит ректор, с доброй улыбкой спрашивает «Ну как жизнь, девчата?», а у них электроплитка работает под столом, еле успели спрягать. И думают, скорее бы ушел ректор, пока скатерть не загорелась... Питались очень скудно. Картошка да селедка. Но — учились, несмотря на суровьш быт. И очень неплохо учились. Многие из них потом станут известными в оружейном кругу профессионалами...

...На комиссии по распределению по окончании института она попросились ближе к Подольску лишь бы больше далеко не ездить. Загадочное тогда для нее, засекреченное учреждение НИИ-44 располагалось недалеко от Подольска, в городе Климовске (как упоминалось, нынешний ЦНИИТОЧМАШ). Когда они. три выпускницы, три неразлучных подруги — Антонина Денисова, Нина Фирсова и Ираида Губель (будущий разработчик боеприпаса к бесшумному пистолету) — в марте 1948 года зашли в кабинет директора НИИ-44 Тарасенко, он первым делом показал им разработанные образцы боеприпасов к стрелковому оружию и сказал: «Вот этим, девушки, вы и будете заниматься». Антонина удивленно смотрела на них, еще не веря, что это ее предназначение. И вот он, конструкторский отдел № 23, занимавшийся исследованиями и разработкой боеприпасов к стрелковому оружию под руководством авторитетного конструктора, лауреата Сталинской премии Бориса Владимировича Семина.

Но впереди у Антонины Дмитриевны была еще не одна дальняя дорога, прежде чем ей окончательно придется вернуться в свой отдел.

ДОЛГ ЖЕНЫ И ДОЛГ КОНСТРУКТОРА...

«Первым делом мне поручили работу с трассирующими патронами,—вспоминает Антонина Дмитриевна. — Задание было и практическим, и учебным одновременно. Знакомство с проектировкой, производством. Из меня только начинали «лепить» будущего конструктора...»

Она быстро вошла во вкус этой работы. Постоянный поиск, анализ. Непередаваемые ощущения «непроторенных дорог». Но прежде всего ее, как и любую девушку, а тем более красивую и образованную, ждала любовь... В ноябре этого же, 1948 года Антонина выходит замуж за Евгения. Старший лейтенант, фронтовик. Его направляют служить в Забайкалье. Конечно же она едет вслед за ним. Декабрь.

Окрестности Читы, 76-й разъезд. Жестокие морозы, военный быт. В 1949-м она родила сына Сашу (теперь ему 57 лет, он капитан 2 ранга в отставке, служил на подводных лодках). Растила сына. Одновременно по просьбе командования части готовила офицеров в вечерней школе к поступлению в академию, преподавала им физику и математику.

Только в 1951 году ей удалось вернуться в свой родной отдел. Сначала в Подольск приехала она с сыном. Написала письмо в «верха», что не имеет возможности заниматься под Читой конструкторской деятельностью, к которой предназначена. И письмо сработало! В результате мужа перевели служить в Подмосковье.

Снова захватывающая конструкторская работа, но... В 1955 году мужу-офицеру, который служил уже в строительных войсках, приходит команда в 24 часа вылететь в район Томска. Зачем — неизвестно. Секретно. Потом выяснилось, что там строят атомную электростанцию. Конечно, она опять едет вслед за мужем! С 1953-го по 1955-й они там. До момента, когда Евгений попал под сокращение армии А жену; ставшую ценным работником на строительстве АЭС, не отпускают! «Вот так было! - смеется Антонина Дмитриевна. — Муж уехал, а я еще месяца три там проработала. Он пороги обивал, чтобы меня оттуда вытащить.

Наконец она уже во второй раз (!) вернулась в свой НИИ. теперь уже окончательно. Антонине Дмитриевне поручили возглавить разработку патрона для строительно-монтажного пистолета. Такого, чтобы пробивал и доску, и кирпич, и бетон. Задача была выполнена блестя ше, в полном объеме.

Чем только ей не приходилось заниматься! В годы «холодной войны» одно время пошла такая «напасть», как... воздушные шары с «идеологически враждебной» литературой, прилетающие из-за границы. Западники, тщательно изучив движение воздушных потоков, запускали их во множестве. Шары плыли по «воздушному течению» на нашу территорию. В определенное время автоматически срабатывал механизм сброса, и над нашими просторами разбрасывался ворох листовок, в которых родную Советскую власть «чехвостили» вдоль и поперек.. Их попытались сбивать, но шары, даже многократно продырявленные, продолжали лететь. Тогда возникла идея использования для борьбы с ними 12,7-мм патрона БЗТ (бронебойного зажигательного трассирующего), увеличив в нем трассирующий состав. Предполагалось, что смесь, которой наполнен шар, воспламенится от воздействия с горючим веществом. Пробные исследования по проверке этой идеи и проводила Антонина Дмитриевна. В результате своей кропотливой исследовательской работы, опробовав ряд вариантов, она сделала заключение, что трассеры в борьбе с шарами неэффективны, так как они лишь дырявили, но не взрывали шары. («Летчики даже пугались, я читала их отчеты», — смеясь, вспоминает Антонина Дмитриевна.) Ее работа, экспериментально выявив бесперспективность данного пути, тем самым способствовала поиску нужного решения. Вскоре уже другими оружейниками был разработан боеприпас со специальным взрывателем, который при прошивании тончайшей оболочки шара тут же срабатывал и рвал «надувного врага» в клочья...

ВЕРШИНА

Наверное, в жизни каждого талантливого конструктора, когда он набирается мудрости, опыта, наступает свой звездный час. В судьбе Антонины Денисовой таковым стала разработка патрона МПЦ 5,45 мм (7Н7) - малокалиберного пистолетного патрона центрального боя.

Как известно, сначала создается боеприпас, потом оружие к нему Когда Антонине Дмитриевне, к тому времени одному из ведущих инженеров-конструкторов стрелковых боеприпасов, было поручено разработать малокалиберный патрон, она сразу осознала всю сложность и необычность задания. Дело в том, что ее патрон должен был дать «начало» созданию малогабаритного пистолета скрытого ношения, предназначавшегося для высшего командного состава армии, МВД, КГБ. Вот такая предельно ответственная задача была представлена тогда перед оружейниками.

«Нам сказали, каким заданным характеристикам должен соответствовать будущий патрон, начиная от его веса, скорости пули итак далее, вплоть до габаритов гнезда в обойме, — рассказывает Антонина Денисова. — Провела исследования, какой из существующих малых калибров покажет себя наиболее оптимальным. Для начала попробовала 6.35-мм, но он не подошел по ряду причин, в том числе и по габаритам. Тогда стала работать с калибром 5,45, который в ходе исследований оказался вполне подходящим. Сердечники для пули пробовались разные. Свинцовый не подошел, он слишком тяжелый, для него нужно больше пороха, а габариты газовой камеры ограничены, не позволяют. Да и скорость, и пробивная сила у свинца сравнительно невелики. Тут же отработала несколько вариантов стальных сердечников с разными длиной, весом, конической частью — были и острые, и тупые. Словом, поиск пришлось вести во всех направлениях Вообще, разработка боеприпаса — это всегда дело коллективное. Задействовано немало людей, ведь работа идет на разных стадиях А капсюль для патрона разработала конструктор Генриэтта Шамина...»

Работа над боеприпасом была предельно напряженной, ведь она ограничивалась жесткими сроками, отличалась большой сложностью. И Антонина Дмитриевна не подвела. Справилась. Разработанный ею 5,45-мм патрон МПИ (7Н7) полностью соответствовал всем заданным параметрам. Под руководством конструктора Лашнева под него был создан замечательный пистолет ПСМ. И в том. что это «миниатюрное» оружие обладает высочайшей точностью боя, незначительной отдачей и негромким звуком выстрела, очень большая заслуга разработчика патрона. Кстати, уже в наше время в одном авторитетном немецком оружейном журнале патрон Денисовой был назван уникальным, не имеющим аналогов в мире.

В начале 1970-х годов пистолет ПСМ поступил на вооружение высшего командного состава силовых структур (первый образец был вручен Л. Брежневу). В этом же качестве продолжает использоваться в наши дни. И будет на вооружении еще долго. Потому что, как мне объяснили, аналогов ему пока нет А пол патрон Антонины Дмитриевны, кроме ПСМ, был также разработан известный всем автоматический армейский пистолет «Пернач» (конструктор Стечкин), обладающий замечательными характеристиками, в частности, пробиваемостью бронежилетов высокой степени защищенности, высоким темпом стрельбы, большим останавливающим действием, сравнительно несильной отдачей, а значит, малым рассеиванием.

... Вопрос о том, что такое счастье, часто застает нас врасплох. Трудно ответить. М ожег быть, для Антонины Дмитриевны моментом счастья была та безудержная радость, которую испытала она, когда был «принят» ее патрон? Это ощущение, что ты покорил вершину. Или радость от рождения сына, потом дочки? А потом — внуков? Знаете, мне кажется, что счастливы не те, кто всю жизнь гребет под себя (хотя им этого не понять), а те, кто дарит, кто создает для людей что-то значительное... Такие, как Антонина Дмитриевна. Да, когда-то она чувствовала себя счастливой даже без авторского свидетельства.

Преклонные годы берут свое. Уже несколько лет в их скромной квартире лежит прикованный к постели муж. А сама она с трудом ходит, болят ноги. Но вместе с ними живет их дочь Марина, а от жизнерадостной внучки Аллочки, студентки, они в восторге. И коллеги по 23-му отделу ЦНИИТОЧМАШ тоже рядом. Антонина Дмитриевна постоянно с ними встречается. Смеются, шутят, и она вновь ощущает себя молодой. А на стене висит фотография созданного ею патрона, которому еще даже не светит «дембель». Жизнь продолжается. И она знает — все было не зря.

© 2000-2017. Поддержка сайта: +7 495 7950139 добавочный 133270.
Заимствование текстов разрешено при условии цитирования.